Интервью: "Жизнь без фальши"

Сегодняшним нашим собеседником стал Тарас Куценко – дирижёр и руководитель харьковского оркестра «Виртуозы Слобожанщины». Человек, с именем которого напрямую связана возрастающая популярность оркестровой музыки. Человек, который сумел приоткрыть нам дверь в мир оркестрового исполнения симфонической музыки. Человек, с которым мы с удовольствием хотим Вас познакомить.

Но сначала мы Вам расскажем о том мероприятии, где журнал «ИМХО» побывал лично, и где нам удалось влюбиться в оркестровое исполнение симфонической музыки.

22 мая произошла действительно настоящая битва – битва вкусов, битва стилей, битва целых оркестров! Да, именно «Битва оркестров» – уникальное для Украины событие. Это не сражение вокалистов или даже групп, это не чарт или рейтинг клипов, это – живая борьба двух настоящих оркестров с именем! Конечно же, такое мероприятие журнал «ИМХО» просто не мог пропустить, поэтому посетил лично и поделился с Вами своими впечатлениями. Вы же читали наш обзор? ;) Если ещё нет - то быстро кликайте на эту фразу и читайте.

Битва оркестров ИМХО

Перед «Битвой» журнал «ИМХО» пообщался с дирижёром оркестра «Виртуозы Слобожащины» Тарасом Куценко о предстоящем поединке - «Интервью перед боем» читайте на нашем сайте.

Если наше первое общение было в основном о предстоящем событии, то уже после «Битвы», когда эмоции слегка утихли, мы вновь решили пообщаться с дирижёром оркестра «Виртуозы Слобожанщины» Тарасом Куценко, теперь уже о многом – об оркестре, о Харькове и о музыке в целом.

Тарас, выражу своё мнение – я никогда до этого не присутствовал на подобном мероприятии и не думал, что оркестровая музыка может меня заинтересовать, но сейчас могу с уверенностью сказать: оркестровое исполнение – это то искусство, которое стоит полюбить. Оно позволяет насладиться не просто хорошей музыкой, но и увидеть её истоки – как и благодаря кому создаётся такое прекрасное звучание. Как Вы считаете, почему в нашем обществе сейчас оркестровая музыка не является популярной? Как людям донести, объяснить, что оркестровая музыка – это интересно?

Нужно проводить работу, в прямом смысле слова, работу со зрителями. Вот Вы говорите, что в первый раз посетили концерт симфонической музыки; в зале присутствовало много поклонников нашего творчества, «Виртуозов Слобожанщины», которые ходили на наши концерты до этого шоу, они тоже были приятно удивлены увидеть нас в неком другом ракурсе, в антураже шоу, в таком проекте. В очередной раз убеждаюсь, что этот проект призван обратить внимание общества именно на этот жанр, на это искусство – симфоническая музыка. Конечно, через призму шоу пока что, но, я думаю, что после этого шоу люди станут задумываться – «А не посетить ли выступление симфонического оркестра уже с другим репертуаром?».

Возможно, стоит более форсировано пытаться прививать людям интерес к такой музыке?

Конечно, мы не можем применять в своей пропаганде какие-то насильственные методы, как, например, приучать собаку перейти с корма на домашнюю еду – это не тот случай. Это – люди, у каждого свои представления, видение в жизни, свои критерии, с этим надо считаться.

line_violet

СЛАБЫМ СМЫЧКОМ, КАК ГОВОРИТСЯ, ТУТ УЖЕ НЕ СЫГРАЕШЬ

line_violet

На «Битве» было заметно, что неискушённый симфонической музыкой зритель лучше воспринимает известные мелодии. Возможно, в этом и есть секрет потенциальной популярности оркестровой музыки?

Для тех, кому эта музыка в новинку, не существует такого понятия, как попурри, то есть когда в одном произведении идёт ретроспектива классических произведений в популярном в немного другом – ритмическом, так скажем, укладе. Вот в блоке «Мировые хиты» мы играли попурри, в которое вошла и музыка Брамса, Штрауса, и многие другие мотивы, которые кто-то когда-то слышал, и люди аплодировали, когда узнавали эту музыку. Например, мелодия из фильма «Звездные войны».

А Вы сами и Ваш оркестр на «Битве» почувствовали что-то новое?

Исполнение таких произведений мобилизует все ресурсы оркестра. Слабым смычком, как говорится, тут уже не сыграешь. Тут нужен отдельный штрих – как у духовых, так и у струнных инструментов.

Сложнее?

Нет, это как сравнение этюдов, на этюдах и гаммах строится вообще всё исполнительство – сольное и оркестровое. Для оркестров это было исполнение с элементами творчества, мы не просто играем набор известных тем, это всё уже превратилось в канву, здесь уже и состязательность внутри оркестра, по группам идёт состязание, и оттачивание туше, как говорится. Но симфоническую музыку – классическую, академическую значительно сложнее играть, потому там уже появляется и драматургия музыкального произведения. Это всё нужно учитывать, пропускать через себя, это совершенно другая энергетика у артистов при исполнении.

line_violet

ДЛЯ ТВОРЧЕСКОГО ЧЕЛОВЕКА БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ – ЗНАЧИТ ГОЛОДАТЬ И ИСКАТЬ ДУХОВНУЮ ПИЩУ ДЛЯ ВДОХНОВЕНИЯ

line_violet

А что комфортнее Вам исполнять – классику или тот эксперимент, который был в «Битве»?

Конечно, о комфорте вряд ли можно говорить, потому что – это наша профессия, это – наша жизнь. Я в хорошем смысле говорю, потому что, если ты не чувствуешь в жизни комфорта, значит, нужно что-то исправлять. В этом и заключается элемент счастья – если человек чувствует себя не в своей тарелке, то он несчастлив. Но это не исключает момента подготовки к этому счастью. Для творческого человека быть счастливым – значит голодать и искать духовную пищу для вдохновения.

Битва оркестров ИМХО

В психологии есть такое понятие, что человек может развиваться только когда он чувствует определённый дискомфорт. Вот Вам были даны определённые условия, это – определённый вызов.

Да, безусловно, то, что это был конкурс оркестров, именно конкурс, из трёх туров, это то, что подстёгивало нас всех выдавать самые лучшие качества, которые томились внутри коллектива, внутри каждого музыканта. Наш Оркестр выложился, можно сказать, на все 95%. 5% мы оставили на критику. Этот формат даёт много возможностей именно сценического роста.

line_violet

СПОДВИГЛА УТЕЧКА УМОВ ИЗ ХАРЬКОВСКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ

line_violet

Расскажите вообще о «Виртуозах Слобонщины» когда и кем был создан этот коллектив?

Официальное название оркестра – Молодёжный академический симфонический оркестр «Слобожанский», который имеет большую историю аж с 1993-го года. В рекламных целях и с точки зрения маркетинга мы решили придумать такой бренд – «Виртуозы Слобожанщины», подчёркивая не своё виртуозное исполнение, а скорее стремление к этому виртуозному исполнению. Что такое «виртуозы»? В переводе – это честь, доблесть исполнителя, которое делает его восхитительным и неповторимым. Я стараюсь стремиться сам и подтягивать музыкантов к этому.

Оркестр был основан в сложные «лихие 90е». Сподвигла утечка умов из харьковской музыкальной элиты, молодёжь уезжала за границу – в Америку, Канаду, Европу.

А возвращаются?

Я тоже в 1995-м году выехал учиться в Московскую консерваторию, и так получилось, что 20 лет я провёл в Москве, в постоянном обучении. Понятное дело, что я работал – я занимался музыкальным оформлением спектаклей московских театров и музыки в кино. Совместно со студией SounDrama Владимира Панкова было записано много произведений для театров – более 20 театральных постановок, и 15 фильмов полного метра.

Знаете, я всё время, когда в Москве находился, по вечерам очень часто включал веб-камеру, которая освещала Харьков, и сидел, не до слёз, но плакал, ностальгия была. И у меня, конечно, было постоянное рвение приехать сюда. В 2010-м я переехал обратно домой – в Харьков.

Что есть такого в Харькове, что так манит?

Я сам не харьковчанин, сюда приехал в 8-9 лет, то есть практически всё сознательное детство прошло в Харькове, и первые учителя мои по музыке были здесь. Владимир Григорьевич Гриник, Анатолий Григорьевич Пидченко, царствие им небесное, были моими первыми учителями. Они вместе с моими родителями привили эту любовь к Харькову. Поэтому, я считаю себя харьковчанином, конечно.

Вернемся к Оркестру. Кто был инициатором создания?

Инициаторами организации этого оркестра были деятели культуры – харьковские музыканты Г. Абаджян, В. Саляников и множество других деятелей культуры харьковщины, которые поддержали идею создания молодёжного оркестра в Харькове. Сначала оркестр был муниципальный, потом его прикрепили к оперному театру, и до сих пор в уставе прописано, что он появился на базе харьковского оперного театра. А в 2000м году оркестр стал самостоятельным, и ушёл в вольное плавание, где мы до сих пор и пребываем.

Но, пользуясь случаем, хочу отметить, что по мере повышения популярности оркестра, на нас стали обращать внимание и в негативном плане, была попытка его реорганизовать, слиять, но с помощью Министерства культуры удалось этот вопрос решить – было наложено вето на возможные действия. Однако попытки, к сожалению, продолжаются. 19 июня этого года мой контракт в оркестре заканчивается и, скорее всего, оркестр уже будет без меня. Так как те, кому мы помешали осуществить свои планы ранее, сейчас вновь возвращаются к их реализации и пытаются вытеснить меня и мою команду из оси культурной нивы Слобожанщины. Ну да Бог им судья.

А сколько музыкантов в коллективе?

Сейчас в оркестре 74 музыканта.

line_violet

НУЖНО ЗАНИМАТЬСЯ ТЕМ, ЧЕМ ТЫ ЗАНИМАЕШЬСЯ, С ОТКРЫТЫМ СЕРДЦЕМ, ЧЕСТНО, НЕ ФАЛЬШИВЯ

line_violet

Какие проекты оркестра, с Вашей точки зрения, самые интересные?

Когда я пришёл в оркестр директором, в принципе появилось понятие «собственные проекты». До этого оркестр существовал на базе университета искусств имени Котляревского, под патронатом властительного ректора Т.Б. Веркиной, исполняя музыку в концертах университета и реже в собственных классических концертах. Зал в университете искусств вмещает до 150 посадочных мест, такой камерный зал, оркестр еле вмещался…как-то существовал, о собственных проектах речь не шла.

Начиная с 2013 года, когда мне удалось вывести оркестр на более профессиональную площадку (Малый зал ХНАТОБа), и мы там прожили один концертный сезон, нам удалось организовать всю финансовую-хозяйственную деятельность, что позволило делать большие проекты.

Во-первых, это оперно-балетная новелла «Глория Кармен», где на одной сцене оркестр, артисты балета и артисты оперы представляют такой на час двадцать перформанс. Следует отметить проекты анимационные – это Мусоргский в анимации: наш харьковский художник, друг, товарищ, музыкант, Владислав Соляников параллельно занимается анимацией, он сделал тематическую анимацию, то есть своё видение с современным взглядом на музыку Мусоргского «Картинки с выставки», мы сделали такое симфо-кино.

После этого появилась идея проекта кино-симфония, где мы исполнили, вот допустим, на юбилее Довженко его первое немое комедийное кино «Ягодка любви», и оригинальную авторскую музыку написала наша харьковчанка Лена Шевченко. И наш топовый проект, потому что сколько проходит спектаклей – постоянно аншлаг, это – песочная анимация и симфоническая музыка «Пер Гюнт», где главную партию ведёт оркестр и художник песочной анимации Светлана Тельбух. У Светы своя школа песочной анимации и фестиваль. Харьков в этом плане всегда высший и лучший.

Битва оркестров ИМХО

Как, где Вы собрали коллектив музыкантов?

Музыканты собираются на работу, всё-таки они получают образование, чтобы потом кормить семью, и если есть возможность платить зарплату, там музыканты и появляются. У нас зарплата музыкантов очень маленькая: метры, которые работают по 10-15 лет, получает всего – 2200-2300 грн. Это губительно для культуры…

К сожалению, приходится констатировать, что так есть…

Нужно заниматься тем, чем ты занимаешься, с открытым сердцем, честно, не фальшивя. Не с желанием заработать денег. Энергия благородного действия созвучна с энергией денег, деньги придут. Честно нужно просто работать, а зритель понимает, когда честно. Думаю, Вы понимаете, о чём я.

line_violet

ЕСЛИ НАШИ МУЗЫКАНТЫ ВКЛЮЧАЮТСЯ ПОЛНОСТЬЮ, ОТДАЮТСЯ, ОТКРЫВАЮТ СВОЮ ДУШУ, ТО КОНКУРЕНЦИЮ НАМ НИКТО НЕ МОЖЕТ СОСТАВИТЬ

line_violet

Много ли проходит репетиций? Где Вы их проводите? Ведь, зритель наслаждается уже конечным результатом – прекрасной музыкой, но за ним ведь стоит огромная работа всего коллектива. Или бывает, что «завтра выступление и всё»?

Бывает и такое, что мы с одной репетиции делаем программу. Но репетиция обязательно должна быть перед выступлением, дабы составить представление программы – порядок, проиграть какие-то произведения, которые требует более тщательного подхода и оттачивания мастерства.

Вот мы сейчас сезон дорабатываем, и оркестр на месяц уходит в отпуск. А после отпуска идёт восстановительный процесс обязательно; в течение сезона коллектив, имея концерты и постоянные репетиции разной программы, конечно, приходит к форме. И после приобретения этой формы можно уже брать произведение из библиотеки, которое мы сыграли, быстро его компоновать и выступать. Это мой принцип работы – нужно работать мобильно, быстро и эффективно.

Сейчас у нас база в ДК Милиции, мы заключили договор на 3 года, нам предоставляют там помещение для библиотеки, администрации и зал для проведения репетиций и концертов. Всё это мы делаем за свой счёт, то есть бюджетные деньги мы получаем только на зарплату, а починка инструментов, покупка новых струн, реклама – это всё за наш счёт.

Кто у Вас в оркестре является генератором идей?

Зачастую импульсом выступаю я, потому что молодые люди они нечасто берут на себя ответственность; настолько выбивается это творчество из них, что получается, как комок, потом этот клубок нужно распутывать, это сложно.

Но уже, в частности идею про песочную анимацию, проведение таких концертов, дала наш концертмейстер Элла Злотникова. И другие музыканты дают идеи, например, предложили играть музыку из мультфильмов под мультипликацию. Это проект широкого социального охвата.

В целом украинская музыкальная культура уступает мировой?

В некоторых моментах мы даже можем претендовать на первые места. Я говорю про само исполнение, про душу, если наши музыканты включаются полностью, отдаются, открывают свою душу.

Сейчас за границей, в основной своей массе, оркестры существуют на пожертвования общественных организаций или меценатов, которые стараются поддерживать оркестры, а не давать зарплату и «творите!», как это только у нас возможно. То есть общество там способно влиять на контент и качество продукта, который им же слушать и смотреть. По-моему замечательный подход.

Ведь на этом можно зарабатывать, а не только вкладывать…

Я к этому существованию, называю его по-проектным, иду все это время.

Как было с одесским «Hardy Orchestra»: в них целенаправленно вкладывалось немало средств – покупка пультов, костюмов, постоянный PR, какие-то локальные концерты. С Оркестром "Виртуозы Слобожанщины" некоторая другая ситуация - был полноценный оркестр, который стал способен быть полноценнее. Не было возможности вкладывать большие деньги на моментальную раскрутку, то мы постепенно наращивали обороты. И только сейчас я могу сказать, что уже сформировалась какая-то презентационная платформа, и мы можем что-то предлагать и расти дальше.

line_violet

С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЭГОИЗМОМ БОРОТЬСЯ НЕЛЬЗЯ

line_violet

Бывают ли у Вас проблемы в коллективе? С чем они обычно связаны?

Внешние – административное давление, ограниченное финансирование. Касательно внутренних, то, безусловно, в коллективе есть элементы – музыканты, которые не реализуют какие-то свои идеи, этот опломб и упёртость не позволяют им спокойно оценивать ситуацию и развиваться, поэтому появляется недовольство, раздражительность от успеха других. С человеческим эгоизмом бороться нельзя, им нужно научиться управлять. Нужно управлять своим эгоизмом, а общество будет смотреть на тебя и делать для себя выводы; но эгоизм общества изменить невозможно.

Какая основная мотивации для музыкантов оркестра? К сожалению, как мы уже поняли, это не материальная мотивация.

Это мы сейчас будем говорить о психологии музыканта. Так получилось в жизни музыканта, что ему Бог дал такой путь – нести как Благословенье Божье, так и крест – нести свой инструмент и своё исполнение на нём. Почему я говорю такой риторикой, музыканты – очень тонкие личности, они с детства получают вакцину творческого человека, и они без этого жить не могут. Я очень много знаю случаев, когда люди заканчивали консерваторию, но им было недостаточно денег и они уходили из профессии, но многие из них возвращались.

Битва оркестров ИМХО

Вот Вы говорите, что у Вас есть новые проекты. Как считаете, нужно ли другим подобным структурам у себя вводить что-то новое? Например, в том же цирке – то, что я видела в детстве, вижу и сейчас.

Конечно, лаборатория должна всегда присутствовать. Но лаборатория предполагает большие финансовые вложения. Если их нет, то творчество начинает идти в ногу с потребительским спросом. Почему сейчас развивается шоу-бизнес, и сейчас на первом плане, потому что это легко очень – незатейливый мотивчик, который ложится на ухо и делает настроение человеку.

А дальше принцип продюсирования – если ты хочешь большой проект, то тебе надо три маленьких, которые будут питать его. И тут для нас важен формат шоу – «Битва оркестров», песочная анимация, и так далее.

Где Вы обычно выступаете?

ХНАТОБ, ДК Милиции, у нас свой фестиваль – харьковские музыкальные вечера в Анталии, уже второй год подряд на Новый Год мы туда ездим, там собираются европейские семьи, и мы им даём концерты симфонической популярной музыки.

Если бы Вам предложили выступить бесплатно, Вы бы согласились? Благотворительность?

Благотворительностью мы не имеем права заниматься по уставу. Но по зову сердца мы даём концерты в рамках благотворительных акций. Вот, например, давали концерт на вокзале – Рождественский концерт прямо в фойе, это был утренний концерт, как раз приехал из Киева экспресс. Среди слушателей был замечен певец Скрипка, который очень внимательно нас слушал. Недавно в ХНАТОБе проходила акция «Фейерверк любви» – поженились 24 пары, был рекорд Украины, мы там поучаствовали.

line_violet

КОМПЬЮТЕР У МЕНЯ В ГОЛОВЕ

line_violet

Тарас, расскажите нам о себе – когда и почему Вы выбрали для себя именно эту профессию?

У меня отец – дирижёр, из Ленинградской школы. И так получилось, что у меня от природы хорошие руки, как говорили многие дирижеры, для дирижёра это важно. Отец мне твердил: «Ты обязательно должен стать дирижёром». И я до 30 лет не мог с этим смириться, что он меня подвел к пьедесталу этой профессии. А после у меня появилась потребность реализовать себя, когда я уже сложился как музыкант-исполнитель, много музыки было написано, нужно уже было расширяться. И после 30-ти я начал делать попытки поступить в консерваторию – с первого раза не поступил, на второй год меня брали в Питер, но это как раз был 2010й год, я переехал в Харьков. Финансировать моё образование не представлялось возможным. И тогда я спросил отца – «А почему бы мне не научиться у тебя? Ты же преподаёшь в консерватории и являешься представителем Ленинградской школы».

Вообще, что такое – профессия дирижёр? Что в ней интересного, что сложного?

Интересное, безусловно, по крайней мере, для меня – процесс изучения нового материала. Это не так, что вышел, выучил тактирование и вперёд, таких дирижёров много. Дирижёр должен слышать оркестр, причём слышать партитуры. Многие дирижёры, которые владеют в совершенстве фортепиано, они играют партитуры. Я не владею в совершенстве, поэтому музыка и ритм у меня в голове, синтезатор, компьютер у меня в голове. Это – ещё одно из того, что делает дирижёра дирижёром.

И, конечно же, в процессе управления, дирижёр, прежде всего – психолог, нельзя перегибать палку власти, а то она сломается.

line_violet

ДИРИЖЁР ДОЛЖЕН БЫТЬ ДИКТАТОРОМ

line_violet

Какой предпочитаете подход в управлении коллективом – авторитарный или более свободный?

Это очень дискуссионный вопрос, но я больше склонен к тому, что дирижёр должен быть диктатором. Потому что нужно принимать решения, причём сиюминутно. Власть – это не привилегия, это крест, очень сложно доказывать подчинённым свою позицию, проявлять харизму, чтобы музыкант поверил и отдал свою частичку в управление.

У Вас есть хобби?

В последнее время, я отошёл от всех хобби, потому что ритм жизни такой интенсивный, быстро меняются картинки в процессе дня. И отвлечься помогает разве что компьютерная игра, люблю в машине слушать радио Relax. В последнее время все чаще посматриваю в сторону рыбалки.

Битва оркестров ИМХО

Если не дирижёром, то кем бы Вы хотели стать?

Дирижёром:) Это карма.

Любите ли Вы (или любили раньше, когда хватало на это времени) посещать выступления других оркестров?

Как зритель – конечно.

Находясь в зале, Вы просто наслаждаетесь музыкой или всё-таки невольно обращаете внимание на какие-то музыкальные огрехи, на работу дирижёра оркестра?

Конечно, уже с годами и с опытом приходит некое другое восприятие увиденного и услышанного. Просто по-другому нельзя, просто приходить, обманываться. Я уже музыку слушаю с профессиональной точки зрения. Если по радио звучит музыка, то я стараюсь оценить, как она записана.

Звук – очень важная составляющая, от неё зависит, как будет звучать музыка. Вот мы ездили в туре с Вакарчуком. Слава уделяет огромное внимание звучанию и денег вкладывает в необходимое оборудование очень много.

line_violet

ЕСЛИ ОНИ ХОТЯТ ПОЛУЧИТЬ КРАСИВОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ОНИ ЗНАЮТ, ЧТО У КУЦЕНКО ЕСТЬ

line_violet

Есть ли в Вашем коллективе семейные пары? Это больше влияет положительно или отрицательно на работу?

Когда премируешь музыканта за его соло или за его усиленную работу, а жену не премируешь, то возникает конфликт:)

Что касается частных выступлений, оркестровые музыканты время от времени выступают маленькими группами. Вы, как дирижёр, как руководитель оркестра, как к этому относитесь?

Я способствую. Весь город звонит мне, если они хотят получить красивое исполнение, они знают, что у Куценко есть. В основном берут женский состав. Берут и мужской, но обычно на более светский раут, если коктейльная музыка – то в основном женщин.

Какие проекты Вы продюсируете?

В конце сезона я открыл «100 славетних композиторів»; хочется заниматься балетными шоу, балетной музыкой, и вижу, конечно, необходимость для общества сделать променад-концерты с популярной и малоизвестной музыкой. То есть вырабатываю такую репертуарную стратегию, что не только в угоду публике, но и с просветительской целью.

Вопрос провокационный. Если бы Вас попросили исполнить музыку, назовём её – антимузыкальной, но за большую сумму, Вы бы согласились?

Нет, если ко мне придёт кто-то и скажет – «Я покупаю оркестр, и ты будешь играть, так как я хочу», то союза не будет. А если, допустим, придёт ко мне какой-то человек и скажет – «Спродюсируй мне этот проект; есть определённое произведение, но оно скупо звучит», я бы пригласил хорошего аранжировщика, и мы бы сделали этот проект.

line_violet

ЭТО ДОЛЖНА БЫТЬ ДУХОВНАЯ ПОТРЕБНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА

line_violet

Возвращаемся к оркестровой музыке в целом. Почему зритель должен выбрать её для себя? Почему он должен, по крайней мере, прийти хотя бы один раз послушать оркестровую музыку и понять, его это искусство или нет?

Это очень личный вопрос к каждому, кто придёт в первый раз. Это как поход в церковь, мы не можем заставить духовно развиваться человека, это должна быть его духовная потребность. Когда человек понимает, что нельзя жить только животными потребностями, и наступает для него момент истины, то он идёт либо в церковь, либо в храм искусства.

Битва оркестров ИМХО

Спасибо, Тарас, за интересное общение. Желаем Вам и Вашему коллективу дальнейших успехов и, конечно же, победы в «Битве оркестров». Читайте интервью и обзор прошедшей в Харькове «Битвы» уже в июньском номере «ИМХО».

Спасибо и Вам!

(c) KilaV & Марина Якименко

Читайте также:

«БИТВА ОРКЕСТРОВ» — ИНТЕРВЬЮ ПЕРЕД БОЕМ

СРАЖЕНИЕ НА ТЕАТРАЛЬНОЙ СЦЕНЕ

МУЗЫКА: «ВОПЛИ С ЧУВСТВОМ ЮМОРА»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • NURE Open Air. Ніч кіно | 30 червня